Специалист: Пик безработицы нас ожидает в сентябре

0
94

В какой-то момент, ограничения, которые связаны с сильной эпидемией, снимут, но останутся вопросы, самые трудные из которых касаются экономики. Как после карантина будут работать промышленные компании, какое количество времени займет восстановление рынков и что будет с безработицей? Воззрением про то, что ожидает в скором времени регионы Северо-Запада, поделился президент НИИ ВШЭ, врач финансовых наук Александр Ходачек.

Специалист: Пик безработицы нас ожидает в сентябре

Результаты сильной эпидемии. 1-ое приближение

Александр Михайлович, как 1-ые месяцы сильной эпидемии затронули регионы Северо-Запада?

Александр Ходачек: Вы понимаете, положение дел больше ли наименее обычная. Если мы сопоставим результаты первого квартала в субъектах Северо-Западного Федерального округа, то увидим, что характеристики не ниже 2019 года. Понижение зафиксировано лишь в строительном комплексе.

По данным за 4 месяца положение дел усугубилась. Конечно же, что падение зафиксировано в отраслях, попавш?? под ограничения. Это отрасль оказания услуг, непродовольственная торговля, туризм, гостиничный и ресторанный бизнес. Однако, к примеру, в АПК положение дел иная, там работы не прекращались. На данный момент для регионов с развитым сельхозпроизводством презентабельна тема экспорта сельскохозяйственной продукции. Удачно трудятся в этом направлении Калининградская и Ленинградская области, поставляет свою продукцию ряд хозяйств Вологодчины, Псковской и Новгородской областей.

Более пострадавшие – это моногорода и маленькие поселки, где главные работодатели, компании малого и среднего бизнеса, попали под режим ограничений. Там восстановление в почти всех вариантах будет нереально, и мы увидим вереницу принужденных признаний банкротами, закрытия компаний и компаний.

Что может ожидать регионы-доноры? Смогут ли они сохранить собственный статус без поддержки общегосударственного центра?

Александр Ходачек: Поддержка уже идет в рамках национальных проектов и их местных составляющих. Иной вопрос, что часть проектов быть может отнесена на больше поздние сроки, тем паче, что на масштабные системообразующие проекты (дороги, инженерная комплекс инфраструктурных объектов) отводится 5-6 лет.

В регионах Северо-Запада как таких доноров не настолько не мало, это Петербург, частично Ленинградская область и НАО. Другие у нас донорами не являются. Я считаю, что тут выделение денежных средств будет в рамках дополнительной денежной и налоговой поддержки, которая предусмотрена для некоторых отраслей и организаций системного значения.

А вот расходная часть бюджета будет перераспределена, как это уже было изготовлено в Санкт-Петербурге. Петербург наращивает размер привлечений займов практически вдвое. В принципе это не должно критично отразиться на параметрах бюджета. В защищенных статьях (это зарплата, пособия, соц перечисления) никаких изменений не случится.

Бюджет Петербурга имеет припас прочности. В городе постоянно были, есть и будут большие общегосударственные проекты. Они являются драйверами роста экономических показателей. К примеру, проект по развитию внутригородской электропоезда “весит” примерно 100 млрд рублей.

Свои масштабные стройки есть и в остальных регионах, к примеру, в Мурманске ведется стройку нового порта, и оно не останавливается, невзирая на сильную эпидемию. Никаких секвестров, как я знаю, не перетерпело дорожное стройку в СЗФО в рамках национального проекта “Удобные дороги”.

От чего-то, естественно, приходится отказываться. К примеру, в Санкт-Петербурге реформу городского пассажирского транспорта перенесли на неопределенный срок.

Что ожидает дотационные регионы? Смогут ли они продолжать какие-то инвестпроекты либо у них останутся ресурсы лишь на выплату заработной платы и соцвыплаты?

Александр Ходачек: Как таких своих проектов у них чрезвычайно не много, если они и есть, то есть, обычно, на средства финансистов, это не местные инвестиции. В дотационных субъектах вероятнее всего пострадают бюджеты развития, другими словами, персональные вкладывательные программы. Суть в том, что проекты по этим программам обеспечиваются необходимыми финансами в рамках незащищенных статей бюджета и, конечно же, в критериях недостатка средств, необходимости реализации карантинных мероприятий и соц обязанностей, проекты ожидает правка. Вероятнее всего, вводные объекты 2020 года будут сданы, а вот многообещающие мероприятия, по которым лишь ведется разработка комплекса проектных документов и не проведены конкурсные процедуры, с большой вероятностью будут отложены.

Я считаю, что так поступят главы почти всех регионов, где проекты были соединены с местным бюджетом либо с ожидаемым приходом финансистов.

Битва за финансиста

Как регионы будут завлекать финансистов в новых критериях?

Александр Ходачек: Да как и постоянно. Финансистов заинтересовывают стратегические планы развития региона и фактически у всех субъектов подобные программы есть, они рассчитаны в главном до 2035-2040 годов. Есть программы развития некоторых отраслей до 2050 года в общем по России.

Иной вопрос, что на данный момент как никогда принципиально интегрировать проекты, которые носят межрегиональный и межмуниципальный характер. У нас древняя неудача, когда один регион не в курсе, что делает его сосед.

Не так давно возник собственный положительный опыт увязки программ многообещающего развития территорий Петербурга и Ленинградской области, это проект по развитию транспортной системы. Вот подобные примеры должны быть демонстративными исходя из убеждений межрегиональных связей. Так как если этого не сделать, то ни у 1-го региона в особенности в сегодняшних критериях не хватит ресурсов, чтоб большие инфраструктурные проекты обросли бы еще сопутствующими проектами, на которые приходили бы финансисты с маленькими размерами капитала.

К примеру, на Северо-Западе есть кластер радиоэлектронной индустрии, он содержит в себе порядка 70 компаний, из них лишь 12 размещены на территории Петербурга. Такая система развития распределенных кластеров быть может достаточно продуктивна.

Не тайна, что регионы соперничают меж собой за финансистов. Не получится ли так, что Петербург, как регион с больше мощной экономикой, перетянет в трудные времена на себя все знаковые проекты и оставит остальные регионы без финансистов?

Александр Ходачек: Риторический вопрос. У нас постоянно были мощные регионы, были прочные середнячки, но были и дотационные. Здесь броский показатель средняя заработная плата, сравните, к примеру, сведения статистики по Петербургу и Псковской области (63 тысячи рублей и 29 тысяч рублей следовательно).

Однако финансиста нельзя привлечь просто прекрасными обещаниями, должны быть условия, комплекс инфраструктурных объектов, финансист должен осознавать, где он возьмет кадры для определенного проекта. Там, где есть условия, нормативная база, туда финансист и придет, сколько его не перетягивай в иной регион.

В стремлении сделать более симпатичные условия, регионы нередко дают льготы по налогам для финансистов. Может ли на данный момент дело дойти до демпинга?

Александр Ходачек: В действительности, льготы не значительны. Их можно дать лишь в рамках возможностей субъекта, а они очень ограничены. К примеру, регион может предоставить бонусы по налогу на доходы, которой еще как бы нет, либо по налогу на имущество, которое еще не выстроено. Кроме того есть этот инструмент, как создание территорий опережающего развития экономики и социального сектора, чрезвычайно симпатичный для финансистов, но это можно делать лишь с разрешения общегосударственного центра.

В скором времени принципиальным элементом местного развития СЗФО будет откорректированная Стратегия развития Арктической зоны России до 2035 года. Она касается фактически все территории Северо-Запада исходя из убеждений промышленных действий, освоения минерально-сырьевых ресурсов, подготовки кадров, строительства судов. Особенная роль тут у Петербурга, он может стать организационным, фабричным и научным центром Арктики. Данная программа, как я думаю, сумеет организовать усилия властей и финансистов и дозволит продолжить работу над большими системообразующими проектами в СЗФО.

Человечий фактор

А что с рынком труда? В которых сферах стоит ожидать увольнений?

Александр Ходачек: Эти сферы на поверхности: гостиничная ветвь, общественное питание, услуги, непродовольственный ритейл, туризм, небольшой бизнес. Они чрезвычайно очень просели, думаю, по результатам 4 месяцев падение оборота составит 40-50%. Однако больше всего оказались не защищены сотрудники теневого сектора.

А пик регистрируемой безработицы нас ожидает в сентябре. К данному моменту способы помощи, которые установлены компаниям и организациями, будут закончены. И почти все компании, даже те, кто получил помощь, не смогут остаться на плаву. Кроме того в сентябре на рынок труда выйдут те, кто провел лето дома либо на даче в принужденных отпусках.

Будут ли рабочие места?

Александр Ходачек: В Санкт-Петербурге – будут. Экономика города диверсифицирована, да, в которой-то период могут возникать положении, если человек не сумеет найти работу по специальности, либо оплата труда будет ниже хотимого уровня, но в общем рабочие места в городе будут.

В почти всех регионах планируют ввести оплачиваемые публичные работы. Они призваны незначительно нормализовать положение дел на местных рынках труда. Легче будет там, где есть большие стройки, на таковых объектах кадры необходимы постоянно. Однако в небольших городах либо поселках люди могут столкнуться с тем, что они в которой-то период не отыщут рабочих мест. Никаких.

Не получится ли так, что в розыске работы люди массивно поедут в Санкт-Петербург, и в остальных субъектах Северо-Запада появится резкий недостаток кадров?

Александр Ходачек: Петербург и Ленинградская область уже издавна являются типичным кадровым пылесосом для всего Северо-Запада. В последние два-3 года отток обученных профессионалов в регионах сдерживали, создавая новые сверхтехнологичные рабочие места. Подобные процессы наблюдались в Калининградской, Псковской, Архангельской областях, также в Великом Новгороде, Пскове и Череповце. В скором времени создание таковых мест окажется под вопросом.

Переезд профессионалов, как я думаю, в предстоящие несколько месяцев будет носить характер временной занятости. Суть в том, что траты на социальную адаптацию за год в Санкт-Петербурге очень выросли. Потому переезжать серьезно и навечно почти всем просто нерентабельно. Как в родных городах и поселках положение дел станет лучше, спецы начнут ворачиваться.

Как длительно продлятся нехорошие тенденции?

Александр Ходачек: Для всех по-различному. Для некоторых отраслей кризис завершится сходу после снятия ограничений. Возьмите непродовольственный ретейл. Люди занимаются садоводством, ремонтом, хозяйственным делами, эта сфера пока на паузе, но формируется отложенный спрос. Потому как магазины раскроются, сфера пойдет в рост.

Услуги, отельный бизнес, общественное питание восстанавливаться будут длительно и не значит, что почти все из игроков возвратятся на рынок.

Если же разговаривать о производственных предприятиях, то уместно вспомнить денежный кризис августа 1998 года, тогда резко снизилась конкурентность, границы были закрыты. В конечном итоге промышленные компании Петербурга уже к окончанию декабря вышли на докризисный уровень. Если нет притока конкурентных по стоимости и качеству зарубежных продуктов, то это шанс для нашего настоящего сектора экономики. Может начать развиваться создание товаров, одежки, обуви, продуктов ежедневного спроса. Возможности для роста получит экономика обычных вещей, другими словами то, что реально необходимо людям вне зависимости от состояния экономики и эпидемической ситуации.

Публикация материала осуществлена в рамках проекта “Приспособление”

Справка “РГ”

“Приспособление. Думаем про то, что позже” – общероссийский журналистский проект эры карантина. Устроитель – Альянс представителей СМИ Рф с пожелания Санкт-Питерского отделения Союза представителей СМИ Рф, соорганизаторы – “Российская газета” и газета “Санкт-Петербургские ведомости”. Распорядитель – Дмитрий Шерих, глава Санкт-Питерского отделения Союза представителей СМИ Рф ds@jourspb.ru.

Формат публикаций – интервью, круглые столы, конференции.

Любая из публикаций быть может свободно перепечатана иными участниками проекта, по этому к воззрениям, теориям, прогнозам и советам профессионалов из различных регионов смогут прислушаться читатели, слушатели и зрители всей Рф.

Поучаствовать в проекте может хоть какое зарегистрированное российское средства массовой информации, придерживаемое принципов ответственной журналистики.

Участие в проекте носит уведомительный характер. Рассказать о собственном участии средства массовой информации может распорядителю проекта.

Каждый участник проекта без помощи других выбирает профессионалов и размещает в собственном средства массовой информации более 2-ух своих материалов по теме проекта. Все материалы проекта публикуются под рубрикой “Приспособление”. Участники проекта берут на себя урегулирование вопросов авторских и других прав на размещенные ими тексты и предоставляют иным участникам проекта право перепечатки собственных текстов с обязательным распоряжением автора и средства массовой информации, в первый раз его опубликовавшего.

Материалы проекта “Приспособление” будут доступны по ссылке.

Источник: rg.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь