Полет на Самаргу «обошелся» сахалинскому губернатору в 50500 рублей

0
58

Полет на Самаргу на правительственном вертолете стоил губернатору Сахалинской области Валерию Лимаренко 50500 рублей. Столько же якобы заплатили другие пассажиры — министр транспорта Валерий Спиченко, руководители «Авроры» и «Авиашельфа» Константин Сухоребрик и Захар Худенко.

Эта информация содержится в ответе Дальневосточного следственного управления на транспорте, присланном заявителю, экс-мэру Охинского района Сергею Гусеву.

Управление не соглашается с коллегами из Дальневосточной транспортной прокуратуры, считающими, что полет в Приморский край губернатор и его товарищи выполняли в целях развития туризма. Оно сообщает, что настоящей причиной полета были «проверка на маршруте, осмотр посадочных площадок». Это интересная деталь, если учитывать, что экипаж опрашивался один и тот же и по идее должен был давать одну и ту же информацию.

Но следственное управление пошло дальше и «выяснило», что в составе экипажа, помимо ранее указанных «Сах.комом» командира Станкевича, второго пилота Емельянова и бортмеханика Янькова, был «тренируемый» Каримов. Якобы у этого пилота 10 июня истекал срок действия квалификационной проверки, поэтому 3 июня «Авиашельф» запросил у хозяина вертолета Ми-8 с номером RA-22388, то есть у правительственного «Производственно-технического управления», разрешение потренировать на нем этого самого Каримова. Другого свободного вертолета у вертолетной компании «Авиашельф» не нашлось.

«Авиашельф», естественно, получил согласие, то есть Каримову очень повезло. Повезло и губернатору: «осматривать посадочные площадки» он полетел на своем родном вертолете, а не на каком-то там не своем и не родном.

Далее следственное управление на транспорте расписывает, что этот полет был полностью согласован всеми службами, брать в него посторонних людей было не запрещено, пассажиры купили билеты, а потому нет никаких оснований реагировать на эту ситуацию. «Признаков совершения преступления не усматривается».

Однако есть одно но, которое всплывает из сопоставления ответов Дальневосточного следственного управления и Дальневосточной транспортной прокуратуры.

Напомним, последняя очень старалась и все-таки выявила в полете на Самаргу одно нарушение. Звучит оно так: «Вопреки требованиям статьи 52 Воздушного кодекса РФ, Федеральных авиационных правил «Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации», экзаменуемый командир воздушного судна не прошел предполетный медицинский осмотр. В этой связи гендиректору «Авиашельфа» внесено представление, которое находится на рассмотрении.

Но все дело в том, что никакого Каримова на борту не было и быть не могло. Если пилот или другой член экипажа не прошел медосвидетельствование, он просто не может оказаться на воздушном судне: его не пропускает служба безопасности аэропорта, он не попадает в стерильную зону. Более того, сам экипаж сообщал, что на борту, помимо четырех высокопоставленных пассажиров, было только три человека: Станкевич, Емельянов и Яньков. И никакого Каримова.

Так кого тогда тренировали в полете на Самаргу?

Здесь можно перефразировать: если бы Каримова не существовало, его стоило бы придумать. Вот его и придумали, но только очень коряво. Правоохранительные органы явно не согласовали позиции, и из-за этого модель оправдания сахалинского губернатора в его полете на рыбалку стала еще более хрупкой, чем она была до этого.

Другой вопрос, как эта история оформлена документально. На полетном задании ставятся штампы медицинского контроля — по одному на каждого члена экипажа. И если штамп на Каримова стоял или был проставлен позже, что наиболее вероятно, это можно расценивать как подделку летных документов. А если их (Каримова и штампа) нет, то о какой тренировке речь?

Сергей Гусев будет и дальше оспаривать все эти ответы, но уже понятно, что это бесполезно: он пожаловался в генеральную прокуратуру на прокуратуру областную из-за ее нежелания разбираться в ситуации, и генпрокуратура сделала то, что обычно делают все вышестоящие инстанции: спустила жалобу к виновнику жалобы — в областную прокуратуру.

Источник: sakhalin.info

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь