Петербургский волонтер #Мывместе: У нас появились “дедушки полка”

0
94

Не устаю удивляться тому, каких разных людей собрал волонтерский проект #Мывместе. Среди трех тысяч петербуржцев, объединенных стремлением помогать пожилым людям в самоизоляции, кого только нет: юристы, строители, экономисты, железнодорожники, риелторы, художники, бизнесмены…

Петербургский волонтер #Мывместе: У нас появились "дедушки полка"

Участница проекта #Мывместе Евгения Шаронова – представительница петербургской интеллигенции. До пандемии она пятнадцать лет проработала в Научно-исследовательском музее при Российской академии художеств. С волонтерством до сих пор сталкивалась разве что как организатор – например, во время “Ночи музеев””. А сейчас наряду с остальными добровольцами Евгения приносит пенсионерам из магазинов тяжелые сумки с продуктами и обзванивает аптеки в поисках нужных лекарств.

– Предложение присоединиться к проекту #МыВместе поступило вполне официально по электронной почте с портала Госуслуг. Сомнений не было. Хотелось быть сопричастной, полезной. Задачи и цели проекта оказались близки, ведь у меня самой есть родные – родители, бабушка, тетя, находящиеся на самоизоляции и нуждающиеся в поддержке, – рассказывает Евгения. – Большинство близких меня поддержали. Они, конечно же, беспокоятся, но эти переживания выражаются в заботе и помощи. Друг-реставратор, к примеру, привез мне спирт для антисептика и маски. Кто-то просто помог словами одобрения. Были, конечно, и непонимающие: “Вам за это платят? Нет? Тогда зачем тебе это надо?”. В таких случаях я обычно отшучиваюсь.

О своем решении я не пожалела. В первый же день получила массу положительных эмоций от живого взаимодействия с заявителями. Нашими бабушками и дедушками. Сокращенными до ласкового “Ба” и “Де” внутри нашего волонтерского сообщества. Очень трогательно. Каждый заявитель – это отдельная история и характер. Не всегда комфортный в общении, но тем и интереснее задача – к каждому надо найти свой подход.

Мы к ним привыкаем, стараемся сделать много больше, чем прописано в регламенте. Таких историй у каждого волонтера много.

Бабуля попросила “мясо на супчик” но без кости. Понимаю, что цен, по которым она ожидает получить мясо, давно уже нет в помине. Тогда я покупаю мясо на кости, прошу разрубить его на две части и пробить двумя чеками. Часть с мякотью отдаю бабушке, кость оставляю себе. Приходится хитрить.

В другом заказе не оказалось необходимых лекарств – сняли с производства. А лекарства постоянные, без них никак. Нужна замена, но как попасть к врачу-специалисту, если поликлиники закрыты? Пожилым тяжело сориентироваться, как тут действовать. Удалось созвониться с лечащим врачом и подобрать замену. Так что мелочей и нюансов очень много.

Я очень люблю “сказочные” имена наших подопечных. В моей копилке – замечательная бабушка Медея, живая веселая Розалия Ефимовна, очень трогательная бабуля, моя соседка с отчеством Дионидовна.

Они привыкают к нам, мы привыкаем к ним. Они открыты, за время вынужденной изоляции они соскучились по общению, а мы для них являемся практически единственными посредниками с внешним миром… В этом, кстати, для меня оказалась самая большая проблема. Очень сложно, оказывается, держать ту самую необходимую социальную дистанцию. Часто приглашают на чай, зайти в квартиру, поговорить подольше, огорчаются, когда им отказываешь. Пожилым людям сложно понять степень риска. Но для меня-то в приоритете соблюдение мер безопасности. Поэтому для себя приняла решение не брать постоянных заявок.

Знаю, иногда волонтеры возмущаются, когда приезжают на заявку и видят, что пенсионер вовсе не одинок, с ним живут вполне молодые родственники, которые могли бы сами сходить в магазин и аптеку. Я стараюсь не вдаваться в причины такого положения вещей. У меня был заявитель, проживающий с пожилой мамой. Практически мой ровесник. Я удивилась, но заявку выполнила. Оказалось, он хоть и мобилен, но находится на самоизоляции из-за страха заразить маму. Очень вежливый, заботливый. Продиктовав список необходимых лекарств, он так трогательно добавил: “Купите, пожалуйста, еще пряников маме к чаю, если вам не сложно”… Так что ситуации бывают разные. Я не берусь судить других. Моя задача – обеспечить пожилых людей необходимым.

Еще одна позитивная сторона волонтерства в том, что это сообщество интересных людей. Очень интересных! И при этом очень разных. Удивительно, когда в конце для или даже ночью находятся люди, способные подпитать энергией, написать слова поддержки. Все очень отзывчивые, всегда помогут – советом, транспортом, физической силой. А ведь у каждого, помимо, волонтерской деятельности, есть собственные заботы и проблемы.

В общении понимаем, что у нас имеются всеобщие любимцы. Например, дедушка, по заявкам которого ездили все. Знаем дату рождения, годовщину свадьбы, любимые продукты, даже что ест его кот. Любовно окрестили его “дедушка полка”.

Такой у нас сплоченный очно-заочный коллектив. Помогаем Ба, Де и друг другу, мечтаем, как встретимся “в семь часов вечера после “войны”.

Справка “РГ”

Согласно оперативной информации Смольного волонтеры проекта #Мывместе выполнили 17933 заявrb от петербуржцев старше 65 лет, соблюдающих самоизоляцию.

Контакты

Единая справочная линия по вопросам, связанным с коронавирусом, в Санкт-Петербурге: 122.

Оставить заявку на получение волонтерской помощи можно по телефону 8-800-200-34-11, а также с помощью мобильного приложения “ОНФ.Помощь”.

Информационно-справочная служба системы социальной защиты населения Санкт-Петербурга: (812) 241-20-57.

Горячая линия Центра городских волонтеров в Санкт-Петербурге: (812) 245-32-20.

Источник: rg.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь