Как фермеры случайно уничтожили всю местную саранчу в Северной Америке

0
34

Как фермеры случайно уничтожили всю местную саранчу в Северной Америке

Нашествия саранчи фиксируются в Восточной Африке, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, даже в России. Однако в Северной Америке давно забыли об этом бедствии, хотя полтора века назад гигантские стаи этих насекомых растягивались на сотни километров, заставляли чернеть небо и пожирали одежду прямо на людях. А затем саранча внезапно исчезла. И у ученых есть несколько гипотез относительно того, почему это произошло.

Многие знают, что саранча в своей безобидной инкарнации — это кузнечики. Милые насекомые, о которых пишут детские песенки. Они живут поодиночке и никого не трогают. Однако некоторые виды, например, пустынная саранча, очень чувствительны к концентрации себе подобных в непосредственной близости от себя. Когда это значение преодолевает определенный рубеж, что-то заставляет безвредных ранее кузнечиков кардинально изменить внешний вид и поведение. Иногда это происходит всего за несколько часов. Они теперь не избегают друг друга, а сбиваются в стаи и пускаются в путь, преодолевая большие расстояния и пожирая все на своем пути.

Североамериканский вид, известный как саранча Скалистых гор, вел себя ровно так же. Стаи этих насекомых, по свидетельствам очевидцев, достигали 1.5 км в высоту, покрывали площадь до 300000 кв. км., и преодолевали до 200 километров в день. Но в 80-х годах 19 века их популяция резко сократилась. Такое изредка случается, однако на этот раз саранча не смогла вернуться к жизни. Последняя живая особь была поймана в 1902 году в канадской Манитобе. И вот уже более столетия ученые пытаются понять, что случилось с этим видом.

Как фермеры случайно уничтожили всю местную саранчу в Северной Америке

Одна из гипотез предполагала, что саранча Скалистых гор на самом деле представляла собой мигрирующую форму каких-то других, до сих пор существующих кузнечиков. Однако она опровергнута генетическим анализом сохранившихся образцов — он показал, что это был отдельный вид насекомых. Другая теория связывала исчезновение саранчи с масштабными изменениями в местных экосистемах, в частности, с практически полным вымиранием бизонов. Самая же убедительная гипотеза была предложена в 1990 году. Она гласит, что, несмотря на невообразимую численность, у саранчи Скалистых гор была, если так можно выразиться, ахиллесова пята. Полевые исследования, проведенные энтомологами еще в 19 веке, позволили предположить, что у этого вида должна быть «родина», что-то вроде постоянного пристанища. Эти насекомые могут выживать за пределами этой территории, но закрепиться там навсегда не в состоянии.

Несмотря на способность к далеким путешествиям, этот вид саранчи, по всей видимости, мог плодиться только в том районе США, который дал ему название. Скалистые горы славятся пустынями, лесами, а также долинами, разделенными труднопроходимыми горами. Это идеальная территория для размножения саранчи, но более всего она предпочитала мягкую почву речных пойм. Объяснений тому несколько. Возможно, яйцам этого вида требуется определенное количество влаги в период дозревания. Также вероятно, что насекомых привлекала пышная растительность, являющаяся идеальной кормовой базой для набирающих сил стай. Подобная избирательность не редка у саранчи, терроризирующей другие континенты. И она ничем не мешала североамериканским акридам до появления в этих местах трудолюбивых американских фермеров.

Пойменные земли перепахивались, а пасущийся скот уничтожал яйца насекомых. В результате вырубки лесов и уменьшения популяций бобров участились наводнения. Естественно, никто не утверждает, что хозяйственная деятельность человека уничтожила все кладки саранчи, однако этого воздействия оказалось достаточно, чтобы разрушить местную метапопуляцию — сеть связанных сообществ. Это можно представить следующим образом: если отдельные локальные скопления насекомых — это что-то вроде города или деревни, то метапопуляция — это государство, которое образуют отделенные друг от друга «населенные пункты».

До появления фермеров гибель одного или нескольких сообществ оставалась незаметной. Освободившееся место быстро занимали соседи. Но этот процесс работает лишь до определенного предела. Если лишить существующую сеть слишком большого количества точек соприкосновения, она в конечном итоге рухнет. Тем более если это касается таких специфических видов, как акриды, которые невероятно бурно размножаются, но и исчезают как будто в никуда. Видимо, именно это и произошло с саранчой Скалистых гор. Сегодня этот вид считается вымершим.

Это, с одной стороны, очень даже неплохо, если вспомнить, что эти насекомые способны выжирать всю растительность на территории в сотни тысяч квадратных километров. С другой стороны, это хороший повод задуматься о масштабах влияния человека на тот мир, в котором он живет. Если люди походя, сами того не замечая, под корень истребляют саранчу, то что говорить о безобидных живых существах, не упоминающихся в священных писаниях в качестве «казни египетской»?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь