«А мне всё равно, что ты до Берлина дошёл, здесь я царь и Бог тебе!» — как фронтовик председателя колхоза жизни научил

0
29

Анатолий в родном колхозе пользовался уважением. Ну а как же, работящий мужик, и башковитый, пускай ещё и молодой по деревенским меркам – всего 35 лет ему было в 1940 году. у председателя, старого коммуниста Евгения Герасимовича, Анатолий был на особом счету, готовил он из мужика нового председателя, самому-то уже было под 70 лет, скоро и на покой пора.

«А мне всё равно, что ты до Берлина дошёл, здесь я царь и Бог тебе!» - как фронтовик председателя колхоза жизни научил

А Толик был мужиком скромным, и ничего и слышать не хотел о том, чтобы председателем колхоза становиться: «Там железных характер нужен, чтобы людьми руководить, я так не могу! Душа у меня мягкая, я даже кошков и тех жалею, не могу котят топить! Да и дрался я всего раз, за жену свою, Маньку, не люблю конфликтов вообще, мне проще уступить!».

Действительно, нрава Анатолий был мягкого, а драться с ним – себе дороже, здоровенный мужичина, ещё пришибёт!

Только один раз местные парни рискнули напасть на Анатолия, было это года два назад, когда он за Манькой ухаживал. Ну, как ухаживал, просто нравилась она ему сильно, но он бы ни за что не рискнул сам к девке 18-летней лезть, в свои-то 33 года, коли та бы ему сами знаки внимания не оказывала.

А Манька была первой девкой на селе, её все парни замуж звали, а она, глянь ты, Анатолия 33-х летнего выбрала! Соображала, что с ним, как за каменной стеной будет! Вот тогда парни наши и решили поучить Толяна маленько – подкараулили его впятером вечером за околицей, да давай колами охаживать!

«А мне всё равно, что ты до Берлина дошёл, здесь я царь и Бог тебе!» - как фронтовик председателя колхоза жизни научил

Вот тут Анатолий и показал свой истинный норов – он буквально преобразился, получив только один лишь удар! Пропала его неуклюжесть, движения стали быстрыми и чёткими, огромный мужик с лёгкостью уворачивался от колов в руках парней, изгибался кошкой, рвал дистанцию и бил.

Да как он бил, это надо было видеть – хватало одного удара по лицу, и противник валился на землю без сознания! На Толю будто затмение нашло! Когда красная пелена с глаз спала, Анатолий увидел лежащих вокруг себя и стонущих парней. Он с удивлением посмотрел на свои руки, сжатые в кулаки, с сожалением покачал головой, и ушёл.

После этого случая Анатолия задирать боялись ещё больше.

И вот началась Великая Отечественная война, Анатолия забрали в армию. Там вояки быстро разглядели в Толе потенциал воина, и отправили его служить в разведроту. Анатолию удалось пройти всю войну, совершить немало славных подвигов, получить кучу медалей и орденов.

И вот закончилась война, Анатолий празднует победу в Берлине, и возвращается домой.

Возвращает Герой Советского Союза домой, а там беда! Старый председатель давно помер, поставили нового – бывшего конторщика-бухгалтера, который тоже всё на Маньку Толину засматривался да слюни по ней пускал!

И так эта крыса тыловая, которая даже на фронт служить не пошла – выхлопотала себе бронь, весь колхоз в свой сухонький кулачок зажала, что и сказать страшно! Денег нет, продуктов нет, только знай, работайте, колхозники, нужно страну поднимать. Колхозни то и не против, они же всё понимают, да только сам председатель вовсе не бедствовал – жрал от пуза, да девок портил, ну а что мужиков то в селе не осталось почти, одни старики и калеки, так что и этот дохляк 45-летний теперь в почёте!

И плевать новому председателю, девка ли, жена чья ему приглянется – только скажи ему что – сразу доносы строчит, мол, козни врагов, немецкие пособники, в оккупации они немцам служили, и теперь Советской власти гадят!

«А мне всё равно, что ты до Берлина дошёл, здесь я царь и Бог тебе!» - как фронтовик председателя колхоза жизни научил

В общем, положил свой косой глаз Антипка председатель на Маньку, а та гордая – не даётся, у меня муж скоро вернётся, он тебе голову открутит!

— Да не вернётся твой бугай с войны, давно уже голову там сложил! – смеётся председатель.

Но Манька не даётся ему, хоть что делай! Поставил её тогда Антипка на самые тяжкие работы – авось образумится! Но Манька не таковская сказалась!

А тут как раз и Анатолий после войны вернулся – радость то какая! Смотрит Манька на мужа, и узнать его не может – вроде от это, а вроде и не он! Куда всё добродушие пропало и неповоротливость! Ходит Толя, как на пружинах, по сторонам зиркает, а в глазах такой холод, аж жутко становится!

Рассказала Манька, как её новый председатель забижает, как он весь колхоз к ногтю прибрал. Ничего не ответил муж, только взял свой вещмешок, да и пошёл куда-то, только дверью хлопнул!

***

Пришёл Анатолий к дому председателя нового, да в дверь постучался. Открыл двери Антипка, да и остолбенел – не ожидал он увидеть Толю живым, не ожидал! Всё же взял себя в руки, ухмыльнулся криво, и сказал:

— О, здорово! С возвращением! Будем тебя к делу приставлять, колхоз надо поднимать, на нас вся страна смотрит!

Анатолий глянул своими холодными волчьими глазами прямо в глаза председателя, взял его за предплечье аккуратно, но сильно и произнёс негромко:

— Колхоз поднимать – это я завсегда, а пока пойдём с тобой на лавочку присядем, о жизни побалакаем, я тебе презент привёз с войны хороший!

Испугался Антипка, но решил, что Толя его задобрить хочет, пошёл. А фронтовик отвёл председателя до лавочки, да и спрашивает у него:

— Ты почто жену мою обижаешь? Зачем на селян наших доносы строчишь?

Понял тут Антип, что всё знает Толя, решил нахрапом его взять:

— А мне всё равно, что ты до Берлина дошёл, здесь я царь и Бог тебе! Как скажу, так и будет! Я вас всех сгною, только пикните у меня тут!

Промолчал Анатолий, только начал поспешно в вещмешке своём копаться. Достал он из мешка гранату здоровую, РГ-42В, выдернул кольцо, да как запихнёт её Антипке в рот, все зубы переломал, да челюсть вывернул!

Потом схватил Анатолий Антипку, поднял над головой, да как швырнёт в кусты подальше от себя! Раздался взрыв…

Толя не ушёл сразу – он достал из своего вещмешка немецкую противопехотную мину, положил её под тело председателя, а потом кинул издалека туда ещё одну гранату – последнюю.

«А мне всё равно, что ты до Берлина дошёл, здесь я царь и Бог тебе!» - как фронтовик председателя колхоза жизни научил

«Эх, бедолага, как это тебя угораздило, на мину наступить, да ещё и пару гранат в карманах носить?» — пробормотал себе под нос Анатолий.

Через неделю Анатолия сделали новым председателем колхоза – он уже не отказывался от этой чести, сказав, что раз надо, значит надо.

— На нас страна смотрит! – сказал Толя, вспомнив вдруг Антипку.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь